fbpx
ENG

Бархатная конкуренция

Евгений Карасюк
Издание «Секрет фирмы» № 43

Скоро трудно будет найти компанию, не заключившую ни одного стратегического альянса, не говорящую об этом и даже не планирующую такого партнерства. Все больше российских компаний задумываются о совместном ведении бизнеса. А кое-кто уже перешел к решительным действиям. В прошлом году количество стратегических альянсов в России росло такими темпами, что обещает переход в качество — к новым, более совершенным формам конкуренции.

Альянсов и вправду становится много. В начале наступившего года «Русский алюминий» заявил о желании наладить кооперацию с крупнейшей алюминиевой компанией Alcoa, альянс с турецким концерном Zorlu заключила «Татнефть». И это вдобавок к тем союзам, что российские компании ударно создавали в прошлом году: сеть супермаркетов «Рамстор» и «Межбанковская инвестиционная группа», «Северсталь» и КамАЗ, группа компаний «Регент» и французский дистрибутор товаров для офиса Antalis. Перечень длинный.

Первые стратегические альянсы появились в России в виде совместных предприятий — в начале 1990-х они росли как грибы после дождя. За один только 1991 год было создано свыше 2 тыс. СП с компаниями из более чем 60 стран. При этом мы заметно уступали другим странам Восточной Европы, где темпы строительства бизнеса с иностранным участием были еще выше — в Венгрии и Польше, к примеру, за тот же 1991-й год появилось более 7 тыс. и 5 тыс. СП соответственно.

Разумеется, новорожденный российский бизнес не мог выдержать испытаний стратегическим партнерством -одним из самых сложных инструментов современного менеджмента, по признанию западных исследователей. Поэтому судьба большинства СП была трудной и, как правило, недолгой.

Альянсы по науке

Под «стратегическим альянсом» некоторые ошибочно понимают то же, что и «сделка слияния и поглощения». Подменяя стратегию тактикой, альянсами часто называют вполне рутинные контакты контрагентов. Что неудивительно — четкой дефиниции для такой формы сотрудничества теоретики менеджмента до сих пор не выработали.

Определение, предложенное американскими профессорами Артуром Томпсоном-младшим и Лонни Стриклендом, грешит некоторой расплывчатостью: «Стратегический альянс — это кооперативное соглашение между компаниями, выходящее за пределы их обычных взаимоотношений, но не предполагающее слияния или полного партнерства». Чуть более конкретны в формулировках французы Бернард Гарретт и Пьер Дюссож: «Объединение независимых компаний, которые намерены заняться специфическим родом производства или хотят реализовать проект, используя интеллектуальные и материальные ресурсы друг друга, вместо того, чтобы действовать самостоятельно или идти по пути слияния или присоединения».

Гарретт и Дюссож провели кропотливый анализ стратегических альянсов в своей одноименной книге, где разделили их на два вида: между неконкурентами и между конкурентами. К первой группе исследователи отнесли следующие типы альянсов.

  • Транснациональные СП: обычно сборка, иногда сбыт одним партнером продукции другого, иностранного производителя.
  • Вертикальные альянсы: партнерские отношения, предполагающие работу в смежных звеньях цепочки производства продукта.
  • Межотраслевые альянсы: соглашения компаний из разных отраслей, выпускающих не связанные общей производственной цепочкой продукты. Используются, например, для диверсификации бизнеса, расширения производственной деятельности за счет кооперации с участником интересующего рынка.

Три вида альянсов выделяются и в случае с компаниями-конкурентами.

  • Интеграционные: их заключают, чтобы добиться эффекта масштаба производства. Например, компании могут совместно выпускать компоненты, но затем «в лобовую» конкурировать друг с другом на рынке готовой продукции.
  • Псевдоконцентрационные: здесь происходит общая разработка, производство и реализация продукта, принадлежащего всем партнерам. Часто это консорциумы, создаваемые для реализации сложных и затратных проектов — например, в тяжелом машиностроении, авиастроении.

Чтобы остаться в игре и успешно развиваться, необходимо уже сейчас моделировать будущее производства и торговли потребительскими товарами повседневного спроса и определять в ней место своей компании. Время для этого сейчас как раз самое подходящее.

  • Комплиментарные альянсы: один партнер разрабатывает и производит продукцию, а реализуется она через каналы другого. Нередко применяется для расширения географии поставок.

По формальным признакам к стратегическим альянсам также относятся разного рода картели (см. СФ №07/2002), но создавать их в большинстве стран запрещают антимонопольные законы. Поэтому добропорядочные авторы, проповедующие легальные формы ведения бизнеса, картельные соглашения стараются не рассматривать.

Как считает заместитель директора ИКФ «Альт» Дмитрий Сироткин, в России СП «не пошли» из-за несговорчивости местных компаний, не всегда выполнявших обязательства по контракту и строивших совместный бизнес подчас варварскими методами. Так, проблема воровства, в том числе технологических и конструкторских ноу-хау, тогда стояла достаточно остро. «Еще одна причина угасания интереса к СП — наше таможенное и налоговое законодательство, которое не стимулирует зарубежные компании к локализации здесь своих производств,- говорит господин Сироткин.- Анализ менеджеров завода «Элкотек» (российской «дочки» финского концерна Elcoteq Network Corp., лидера европейского рынка услуг по производству электронных изделий.- СФ) показал, что в Россию выгоднее ввозить готовые изделия, чем импортировать компоненты для местной сборки».

Альянсы особого назначения

Некогда крупнейший в России девятизальный мультиплекс, открытый весной 2002 года в столичном торговом центре «Атриум», появился благодаря совместным усилиям конкурентов. Реализовать такой проект в одиночку было бы сложно даже таким сетям, как «Империя кино» и «Каро фильм» (на тот момент восемь и десять кинотеатров соответственно). Вложения в мультиплекс составили около $6 млн; участники альянса также несут высокие издержки, связанные с его содержанием и поддержкой расширенного репертуара. Однако перспективы многозального формата ни у кого не вызывали сомнений (к тому времени в Москве уже успели появиться три мультиплекса, но эксперты считали это лишь началом грядущего бума). Решить задачу помог альянс. Его заключили обе сетевые компании вместе с учредителями «Формулы кино менеджмент» -компании, созданной третьим, иностранным инвестором специально для строительства и последующего управления мультиплексом в «Атриуме». Кстати, ей же потом акционеры «Империи кино» и «Каро фильм» вдобавок к мультиплексу в ТЦ «Атриум» передали в управление все кинотеатры своих сетей.

Альянс позволил разделить затраты и, к удовольствию зрителя, увеличить количество картин, закупаемых для демонстрации в многозальном киноцентре. Теми немногими, кому вредил такой союз, были другие московские прокатчики. Теперь, когда две самые большие столичные сети кинотеатров действовали сообща, рынок стал еще ближе к олигополии. Поэтому в пику крупным сетевикам очень скоро в Москве появился новый альянс с участием компаний, под управлением которых находилось в общей сложности 11 столичных кинотеатров. Зарегистрированная в виде некоммерческого партнерства организация United Independent Cinema, по замыслу ее создателей, должна была выработать единую репертуарную политику, объединить рекламные бюджеты и маркетинговые возможности кинотеатров.

События на рынке кинопроката показывают, как с помощью альянсов могут решаться задачи разделения коммерческих рисков и достижения эффекта масштаба. Стратегический альянс не вписывается в классические эталоны конкурентной борьбы, поскольку выводит компании на качественно новый уровень отношений. «Конкурентам не нужно сжигать мосты. Они не боксируют, как спортсмены на ринге, для которых главное — это послать соперника в нокаут»,- говорит Александр Зобов, проректор Государственного университета управления, уже длительное время исследующий альянсы в мировом и отечественном бизнесе. С его точки зрения вступить в партнерство с конкурентом значит перейти от конфронтации к взаимодействию и согласованию интересов (иногда перед лицом внешней угрозы). Сотрудничать выгоднее, чем воевать.

Союз рушимый

Анализ деятельности 880 альянсов, в свое время проведенный в Западной Европе, Японии и США, дал следующую картину: менее 40% стратегических партнерств сохраняли силу дольше четырех лет и лишь 15% из них смогли преодолеть через десятилетний рубеж. По другим данным, две трети альянсов испытывают трудности в первые два года своего существования.

Время от времени участникам отдельных альянсов приходится жалеть о своем вступлении в партнерство. Авиаперевозчики Northwest Airlines и KLM Royal Dutch Airlines объединили свои операции в аэропортах Детройта и Амстердама, но впоследствии их союз распался. Причиной стал серьезный разлад между руководителями компаний. По некоторым сведениям, дело даже дошло до того, что один из топ-менеджеров объявил другому бойкот. Почвой для конфликта явились попытки KLM получить контроль над Northwest Airlines, разные подходы к бизнесу, культурные различия. И в конечном итоге — взаимная личная неприязнь глав авиакомпаний.

Высокие риски отличают альянсы, в которых операционное управление сосредоточено у одной из сторон, а необходимость контроля за действиями партнера по разным причинам упускается из виду. Так было с компаниями Hewlett-Packard и Yorogawa Hokushin Electric, создавшими Сп для продажи научного оборудования на японском рынке. Невнимание к тревожным финансовым показателям — например, отсутствию прибыли на протяжении длительного времени,- а также излишнее доверие американцев к японским партнерам имели малоприятные последствия. В первые два года существования СП погрязло в убытках. По инициативе руководства Yorogawa был расширен штат общей компании, на заемные средства построен и оснащен завод. Расходы оказались настолько велики, что СП едва не стало банкротом. Только вмешательство HP, успевшей пересмотреть условия соглашения и усилить контроль над ситуацией, позволило избежать худшего. Впоследствии Yorogawa удалось вывести СП на уровень рентабельности.

Впрочем, иногда проблемы для компании может создать и невступление в альянс. В свое время итальянский авиастроитель Alenia решил держаться в стороне от создаваемого консорциума Airbus. Менеджмент Alenia долго не верил в успех этого партнерства, а когда заявил о своей готовности сотрудничать, было уже поздно. В результате Alenia заметно ослабила свои позиции на рынке гражданского самолетостроения. До середины 1990-х деятельность компании в основном была связана с выполнением субподрядных заказов, получаемых от Boeing, McDonnell-Douglas (позже ее поглотил Boeing) и того же Airbus.

Другая распространенная цель стратегических союзов — доступ на новые рынки. «Русал» стремится создать альянс с Alcoa, потому что партнерство открывает компании Олега Дерипаски дорогу на мировой рынок алюминиевого проката. Ту же задачу — получение доступа к глобальному, в данном случае кадровому, рынку — ставило перед собой российское хедхантинговое агентство Ward Howell International. Около двух лет назад оно заключило альянс со Spencer Stuart, одной из ведущих мировых компаний в области executive search, имеющей более полусотни офисов в 25 странах.

А вот что о мотивах вступления в альянс с французским дистрибутором Antalis СФ рассказала Анастасия Высоткина, глава группы компаний «Регент»: «Благодаря партнерству мы планируем расширить ассортимент и выйти на некоторые интересные для нас рынки — в частности, сувенирной продукции, где позиции Antalis очень сильны. Все это должно повысить наш статус в глазах европейских поставщиков».

Альянс служит удобной площадкой для научно-исследовательских проектов, объединяя финансовые и интеллектуальные ресурсы партнеров. Но, как говорит господин Зобов, союзов, созданных ради совместной разработки новых технологий или продуктов, в России пока мало. Один из немногих таких примеров -международный консорциум участников программы «Russian Regional Jet». В ее рамках над двигателем уникальной конструкции работает тандем российского НПО «Сатурн» и французской компании Snecma (подробнее о RRJ см. СФ №13/2003).

Стратегический союз делает возможной реализацию сложных проектов комплексного продвижения товаров и услуг. Запущенный осенью прошлого года центр компетенций «Международный центр инновационных технологий» — продукт партнерства пяти представителей смежных сегментов компьютерной индустрии: Hewlett-Packard, Intel, Microsoft, SAP и «Сибинтек». В Центре, размещенном на базе российского интегратора, перечисленные компании проводят демонстрацию новейших IT-решений и отраслевую экспертизу (ТЭК, банковский сектор). Как поясняет первый вице-президент «Сибинтек» Михаил Брусенцев, у проекта только маркетинговая цель: «Там мы развиваем и локализуем продукты, которые еще не представлены на российском рынке, наглядно показываем заказчику, что и как работает». Расходы на проект ненамного превысили $0,5 млн. Эту сумму и человеко-часы своих специалистов, задействованных в оснащении Центра, участники альянса разделили поровну.

«Мы четко представляем границы рынка своей продукции и считаем, что стратегия создания альянсов с партнерами для реализации вертикальных проектов полностью себя оправдывает»,- говорит Денис Дидковский, возглавляющий департамент по работе с корпоративным заказчиками и партнерами Microsoft.

Как поставлялась сталь

В середине 1980-х руководство компании Whirlpool было не слишком довольно своей работой с поставщиками. В частности, количество фирм, поставляющих сталь для американского производителя бытовой техники, было явно чрезмерным. К тому же Whirlpool хотела иметь квалифицированного партнера, которого можно было включить в процесс разработки новых изделий.

В это же самое время «стратегическое брожение» происходило в умах четырех вице-президентов по маркетингу компании Inland Steel. Обсуждался простой вопрос: что нравится клиенту? Ему определенно нравятся специализированные партнеры, рассуждали они, у которых есть ключевые рынки сбыта и стремление работать с клиентом на долгосрочной основе.

Обе компании более или менее сознательно стремились к стратегическому альянсу. И вскоре такое соглашение было заключено. Партнерство началось с того, что Inland Steel стала посвящать Whirlpool в свои стратегические планы. Через два года руководство Whirlpool пролонгировало закупочные контракты только с семью контрагентами из прежних одиннадцати. А Inland Steel в ответ инвестировала ни много ни мало $1 млрд в оборудование, которое могло применяться только на рынке бытовой электроники, продолжая при этом осуществлять поставки на автомобилестроительные заводы. От Whirlpool были получены гарантии, что увеличение объемов заказов компенсирует затраты поставщика,- и это обещание было выполнено.

В 1988-1989 годах объем стали, поставляемой партнером для Whirlpool, увеличился на 30%. Через год компания опять сократила количество поставщиков этого сырья — на этот раз до четырех. К 1994 году доля Whirlpool в закупках стали у Inland Steel уже достигла 80%. На данном этапе обе компании уже руководствовались совместными стратегиями. В результате организационные процедуры Whirlpool претерпели некоторые изменения. Так, менеджеры отделов закупок начали принимать активное участие в стратегическом планировании на высшем уровне. У специалистов по закупкам была самая точная информация о текущих делах партнера, поскольку время от времени они командировались на предприятие поставщика. Помимо прочего, это помогало выявить неоправданные издержки на отдельных участках бизнеспроцессов Inland Steel. В свою очередь, инженеры стальной компании командировались в центр разработки новых продуктов Whirlpool. Периодические совещания руководителей фирм-партнеров и неформальное общение повышали эффективность контактов. Год от года взаимное доверие укреплялось.

Изначально цель вертикального альянса между заказчиком и поставщиком виделась в повышении стабильности поставок, улучшении процесса разработок и снижении издержек производства. Отмечая 15-летний юбилей своих партнерских отношений, топ-менеджмент Inland Steel и руководство Whirlpool констатировали, что сумели многого добиться в решении поставленной задачи.

Общий знаменатель

У стратегического альянса не так много сценариев развития. Из них, по наблюдениям Александра Зобова, чаще всего встречаются следующие три.

1. Развод (обычно скорый и необратимый). Его причиной могут быть как ошибки в базовых расчетах совместного проекта, так и неспособность управленческих команд и их лидеров работать вместе. Объединенная металлургическая компания (ОМК) прошла через то и другое. Для выпуска труб большого диаметра ОМК решила скооперироваться с «Северсталью». Был создан «Альянс-1420» с предполагаемым объемом инвестиций $300 млн. Однако практически на старте он развалился — выяснилось, что «Газпром», основной потребитель труб, изрядно завышает реальный платежеспособной спрос в своих закупочных прогнозах.

Также ничем закончился альянс ОМК и Челябинского трубопрокатного завода (ЧТПЗ). Первоначально партнерское соглашение предусматривало интеграцию предприятий (объединение закупочных, сбытовых и других процессов), а затем, как результат полной совместимости — слияние заводов. Речь шла о том, чтобы занять более трети национального трубного рынка. На совесть проработанный план не учел одного -человеческого фактора. Владелец ЧТПЗ Андрей Комаров и глава ОМК Анатолий Седых так и не смогли договориться об общих принципах управления. «Решение по какому-то вопросу было невозможным не потому, что кто-то из нас хороший, а кто-то — плохой. Просто мы — разные личности, у нас разное понимание того, как нужно вести бизнес»,- объяснял неудачу альянса господин Седых в одном из интервью.

Впрочем, иногда альянс обречен из-за взаимного нежелания партнеров умерить амбиции — как это было в случае с союзом «Седьмого континента» и строительной группы «Гиперцентр», разорвавших свои отношения в прошлом году.

2. Альянс создается под конкретный проект и по его окончании распадается (либо переходит в вялотекущий режим). Такое партнерство в прошлом году заключили ТПК «Бытовая электроника «Сокол»» и «Студия Артемия Лебедева». Результатом союза пока можно считать разработку дизайна имиджевой линейки телевизоров «Фаворит». Старт их производства, первоначально намеченный на осень прошлого года, по техническим причинам перенесено на этот. «Сегодня мы вышли на финишную прямую: идет изготовление пресс-форм»,- сообщил Сф Александр Левантовский, коммерческий директор ТПК «Бытовая электроника «Сокол»». Он уверен, что наращивание доли «Фаворита» до 30-35% от общего объема производства предприятия — достижимая цель на ближайшие два года. Господин Левантовский указывает на тот факт, что партнерство профессионального дизайн-бюро и производителя уже доказало свою эффективность в Европе. Например, дизайн популярной серии мелкогабаритной техники Siemens (кофеварки, чайники, тостеры и т. д.) разрабатывала компания F.A Porsche Design Centre.

3. Альянс может рассматриваться как прелюдия к слиянию или поглощению. «Зачем ломать компанию «через колено», если можно заключить с ней альянс? Гораздо целесообразнее сначала отработать модель единого ведения бизнеса»,- считает Александр Зобов.

Московский шинный завод (МШЗ) и немецкий концерн Continental AG, занимающий четвертую позицию на мировом рынке производства шин, так и поступили. Еще в начале 1990-х МШЗ наладил тесное сотрудничество с чешским производителем шин Barum, принадлежащим немецкому гиганту. У партнеров по альянсу было достаточно времени, чтобы получше узнать друг друга. Позже при согласии одного из крупнейших акционеров российского предприятия — московского правительства — немцы купили контрольный пакет Московского шинного завода. Continental инвестировал в перевооружение МШЗ более $40 млн с целью наладить на нем производство нескольких марок легковых и легкогрузовых шин. Планируется, что к 2006 году предприятие будет производить 3,4 млн шин в год, что примерно втрое превышает объем российских продаж Continental на момент создания СП.

«Это плавная, более спокойная и значительно менее рискованная для обеих сторон форма интеграции. И я не удивлюсь, если что-то подобное со временем произойдет между General Motors и АвтоВАЗом, организовавшими СП»,- говорит господин Зобов.

Душа в душу

Являются ли альянсы рисковой стратегией? И да и нет. Во всяком случае, у компании, избравшей такой путь, могут быть разного рода сомнения. Александр Зобов вывел что-то вроде формулы идеального партнерства, которую рекомендует знать тем, кто слабо знаком с издержками стратегической кооперации.

Прежде всего альянс должен объединять равновеликих партнеров. «У более крупной и агрессивной компании так или иначе возникнет искушение поглотить партнера»,- объясняет господин Зобов.

Желательно, чтобы компании не были прямыми конкурентами, отношения которых успели достичь известного накала. Фактор доверия здесь важен, как и везде. В альянсах прежде непримиримых конкурентов — даже работающих над локальным проектом — чаще случаются такие вещи, как утечка закрытой информации и переманивание кадров.

С точки зрения все той же коммерческой безопасности будет неплохо, если на первых порах альянс ограничит свою деятельность периферийными сферами бизнеса партнеров. Как-то легкомысленно сразу посвящать конкурента в тайны своих ключевых компетенций. «Альянс — вещь хрупкая. Вдруг распадется»,-рассуждает Александр Зобов.

Партнеров по альянсу должно объединять нечто большее, чем положения меморандума о стратегическом сотрудничестве. Важна близость организационных культур, целей и философий бизнеса. Например, несовместимость стратегий была официальным объяснением причин выхода компании «Автокей» из самого известного российского альянса «Шесть семерок». «На фоне остальных партнеров по пулу темпы развития «Автокей» оставляли желать лучшего. Компания уступила лидерские позиции в своем сегменте рынка. А пул -это объединение лидеров, что накладывает естественные обязательства на его участников. Так что выход «Автокей», не соответствующей общему бизнес-формату, закономерен»,- комментировал событие Леонид Страхов, директор сети магазинов «Спортмастер», входящей в «Шесть семерок» (о том, что думает по этому поводу руководство «Автокей», читайте в одном из ближайших номеров СФ).

Альянсу, организованному крупными компаниями из разных регионов, следует учитывать интересы и настроения местной политической элиты. Одобрение властей позволит осуществить «мягкую» экспансию -даже там, где тебя не особенно ждут. Александр Зобов: «Некоторые московские и питерские ритейлеры, развивающие национальные сети, приходят к такому же выводу».

Коэффициент полезного содействия

Не будь стратегических альянсов между компаниями, менеджеры упустили бы уйму прекрасных возможностей для развития бизнеса, а потребители не увидели бы многих услуг и товаров, к которым давно успели привыкнуть.

Совместными усилиями компаний General Electric и Snecma был создан один из самых востребованных в мире авиационных двигателей (CFM-56). Не менее плодотворным оказалось партнерство компаний Renault и Marta, в результате которого на рынке появилась новая и по достоинству оцененная клиентами модель минигрузовика Renault Espace.

Пожалуй, самым впечатляющим по результатам можно считать альянс IBM и Microsoft. Партнерам удалось установить новые стандарты в информационных технологиях.

Трудно переоценить вклад альянсов в индустрию электроники — настолько он огромен и разнообразен. Взять, к примеру, японскую компанию Toshiba. Совместно с Motorola она вела разработки микросхем динамической оперативной памяти, а с IBM занималась разработкой и производством плоских жидкокристаллических дисплеев. Одна из самых совершенных интерактивных технологий кабельного телевидения увидела свет благодаря альянсу Toshiba и Time Warner. «Закончилась эра, когда одна компания могла продолжительное время доминировать в области технологий или бизнеса. Технологии продвинулись далеко вперед, а рынки стали слишком сложными»,- сказал как-то глава Toshiba Group Фумио Сато.

В разного рода совместных проектах участвуют все без исключения мировые лидеры рынка бытовой и компьютерной электроники. Еще в 1982 году Philips и Sony вместе создали формат цифрового аудиодиска.

Намного позже интересный союз был заключен между той же Philips и Nike. Сначала через сеть производителя одежды стали продаваться портативные MP3-плейеры. А на следующем этапе была спроектирована и изготовлена партия спортивной одежды и снаряжения Nike, где были предусмотрены специальные карманы для электроники Philips. Перекрестный способ продвижения себя оправдал.

Согласно данным исследований, успешными стали более 60% альянсов в авиационной индустрии. Пик их создания пришелся на последние три года, в течение которых рынок авиаперевозок пережил тяжелейший спад, вызванный событиями 11 сентября. Наиболее известные международные альянсы — Star Alliance , Oneworld, SkyTeam. Кстати, последний союз, ныне объединяющий Air France, Delta Air Lines, Alitalia, Korean Air и др., по мнению журнала Global Finance, в 2002 году занял первое место в рейтинге авиаперевозчиков мира.

Разминка перед бумом

Повышенный интерес нашего бизнеса к транснациональным партнерствам можно прогнозировать с большой долей уверенности на годы вперед. Мировые рынки значатся в планах многих российских компаний. На пути к глобализации неизбежно придется преодолевать рыночные, административные и культурные барьеры. Альянсы могут облегчить эту тяжелую задачу. «Как и во всем мире, в России происходит постепенное распространение сетевой организации бизнеса, предполагающей выстраивание стратегического партнерства с ключевыми контрагентами»,- говорит Дмитрий Сироткин.

Александр Зобов считает, что время стратегических альянсов в России только начинается. «Наши менеджеры начинают отходить от крайних форм конкуренции, становятся менее агрессивными и настраиваются на поиски взаимовыгодных схем. В каком-то смысле российскийбизнес сегодня более прагматичен, чем это было еще несколько лет назад»,- заключает он.

«Многие начнут делиться на мелкие компании»

Александр Виноградов, президент компании «Голден Телеком»:

— Одна из основных причин образования на нашем рынке многих стратегических альянсов связана с тем, что наш бизнес все чаще подвергается влиянию мировых тенденций. Более очевидная причина кроется в том, что идти в одиночку всегда тяжелее, чем вдвоем.

Сформировать и контролировать долгосрочный союз — сложное занятие. Выполнение задачи в партнерстве определяется тремя основными факторами: возможностями, амбициями и желанием участников. Хорошие результаты достигаются там, где встречаются серьезные стратегические инвесторы с солидным пакетом инвестиций и возможностями для их вложения в партнерство. В союзах с разной степенью участия партнеров, несмотря на паритетное начало, возникают проблемы. На деле финансовые вложения зачастую делает лишь один из участников. Другой обеспечивает административный или технологический ресурсы. Справедлива ситуация, когда тот, кто дает деньги, просит об увеличении своей доли в управлении, но не каждый может с этим согласиться. Разногласие часто приводит к развалу альянса. Более успешным в этом плане выглядит союз мажоритарного и миноритарного акционеров. Хорошие результаты приносит и альянс разноплановых акционеров. Наша компания наглядный тому пример. У нас есть стратегические инвесторы («Ростелеком» и Telenor) и тактические портфельные инвесторы (инвестфонды). Они дают деньги и следят лишь за тем, чтобы получить прибыль.

Сейчас образование альянсов на российском рынке демонстрирует концентрацию усилий участников с целью выдержать конкурентную борьбу. Очень скоро, когда альянсы станут настолько велики, что ими будет сложно управлять, многие начнут снова делиться на мелкие компании. Мировая практика показывает, что альянсы так же как и живые клетки не могут развиваться до бесконечности. Клетка растет лишь до определенного предела, а потом делится. Один из практических примеров, подтверждающих эту теорию — американский оператор связи AT&T. В свое время эта компания доросла до очень крупного оператора и производителя коммуникационного оборудования, затем оба направления выделились в отдельные компании, а еще позже одна из этих компаний разделилась еще на два бизнеса. Я думаю, что это потенциальная судьба любого крупного альянса. Назвать идеальный срок жизни альянса, очень сложно. Я думаю, что пока в альянсе удается сохранять единение бизнеса и оперативность в принятии управленческих решений, он будет жить.

Спасибо за заявку!

Наш менеджер свяжется с Вами в ближайшее время.

Спасибо за заявку на
сертификационный экзамен !

Наш менеджер свяжется с Вами в ближайшее время.

Спасибо, Вы зарегистрированы
на семинар «Альт-Инвест»!

Наш менеджер свяжется с Вами в ближайшее время.

Спасибо, Ваша заявка принята!

Мы отправили Вам письмо для проверки контактной информации на адрес .

Подтвердите, пожалуйста, свой адрес, и заявка будет направлена консультанту. После этого мы свяжемся с Вами для уточнения наиболее удобного времени и формата презентации.

Спасибо, Вы почти подписаны на новостную рассылку «Альт-Инвест»!

Мы отправили Вам письмо для подтверждения вашего e-mail на адрес .

Теперь проверьте почту.

Спасибо за интерес к нашим программам!

Мы отправили Вам письмо, где сказано как получить демо-версию, на адрес .

Теперь проверьте свою почту.

Спасибо, Ваш запрос принят!

Мы отправили Вам письмо, где сказано как получить доступ, на адрес .

Теперь проверьте свою почту.

Спасибо, Ваш запрос принят!

Мы отправили Вам письмо, где сказано как получить доступ, на адрес .

Теперь проверьте свою почту.